• Врач-гуманист Федор Петрович Гааз

    История немецких специалистов на службе в Российском государстве начинается в XII веке. В течение последующих столетий «немец» стал образом педантичного, но в то же время выдающегося профессионала. Имена некоторых из них навсегда вошли в историю страны благодаря их уникальной деятельности. Одной из сфер, где они смогли добиться значимых результатов, стала медицина. Медицинская практика и наука находится в неразрывной связи с именами немецких врачей.

    Федор Петрович Гааз (1780-1853), выдающийся врач-гуманист первой половины XIX столетия, известный своей многолетней врачебной и филантропической деятельностью в Москве. Жизнь и деятельность этого врача-гуманиста представляют собой пример высокой нравственности в выполнении своих профессиональных обязанностей.

    Роль Ф. П. Гааза в развитии отечественной медицины не ограничивалась только этим. Он также внес свой вклад в медицинскую науку и в организацию медицинской помощи населению Москвы. Исследование его научной и практической деятельности, является актуальным в связи с постоянным изменением в медицинской сфере ввиду появления и открытия новых средств и методов лечения.

    Фридрих Йозеф Гааз (Friedrich Joseph Haas) родился в 1780 г. неподалеку от Кельна. Обучался Гааз в гимназии, которая находилась в местном католическом бенедиктинском монастыре. Здесь Гааз получил основное образование, то есть научился латинском и греческому, изучил родной язык. Надо полагать, что непосредственная близость с монастырем с ранних лет повлияла на Гааза. После были годы обучения в гимназии, где Гааз впервые стал изучать естественные науки.

    Вообще, семья Гааза была самым близким образом связана с медициной – отец был аптекарем, а дед – доктором медицины.

    За годы обучения в университетах Гааз прослушал курсы именитых ученых и философов, таких как И. Г. Фихте, А. Шлегель, Ф. Шеллинг и основоположника этики в сфере медицины XIX в. Х. В. Гуфеланд. Все это происходило в Иенском университете. Медицинское образование, которому Гааз начинает отдавать явное предпочтение, он продолжает в Геттингене в 1803 г. Здесь Гааз углубляется в проблемы глазных болезней и получив заочно в 1805 г. Степень доктора медицины, он возвращается в Вену, на кафедру офтальмологии. Здесь и произошло поворотное событие в жизни Гааза – он получает место домашнего врача княгини В. А. Репниной. Взамен за плату, Гааз должен был сопровождать княгиню не только в Санкт-Петербурге, но и в любом другом месте. Однако ему не удалось остаться работать в Санкт-Петербурге, так как семья Репниных-Волконских постоянно находилась в разъездах – муж В. А. Репниной Н. Г. Волконский после того, как принял участие в Аустерлицком сражении теперь постоянно выполнял дипломатические поручения.

    Так или иначе, Гааз перебрался в Россию и решил остаться в Москве. Работа нашлась сразу. На этот раз помогли знания в области офтальмологии. Гааз практикуется как врач консультант по глазным болезням в городе, где врачей, специализирующихся на этом направлении немного.

    Уже в это время Гааз начал свою филантропическую деятельность, абсолютно безвозмездно помогая больным, располагающимся в крайне плачевном состоянии в Преображенском и Екатерининском богадельнях.

    4 июня 1807 г. Гааз, снискавший себе к тому времени авторитетное уважение среди больных, был назначен главным врачом Павловской больницы. При этом, русского языка доктор еще не знал или владел на одел скромном уровне, о чем сообщается в тексте приказа: «…и Высочайше соизволяет сделать по сему надлежащее распоряжение, а его Гааза заставить вступить в сию должность немедленно…, что касается до того, что он российского языка не умеет, то он может оного выучить скоро, сколько нужно будет по его должности, а между тем с нашими штаб-лекарями он может изъясняться по латыни…». На службе он находился по 1812 г. При этом Гааз не оставил занятие, сделавшееся в будущем его основным – благотворительная деятельность, пока что врачом-окулистом.

    В этот период жизни Гааз успевал заниматься и метеорологическими наблюдениями, что начал делать еще во время университетской учебы. В Москве он стал членом «Общества соревнования врачебных и физических наук» и «Физико-медицинского общества». Гааз вместе с коллегами проводил метеорологические исследования, о которых читаем в записях Общества: «Гааз сообщил о метеорологических наблюдениях за осенние и зимние месяцы 1810 года, привел данные наблюдений за каждый день начала 1811 года, сделанных в Павловском госпитале, сведя эти данные в одну таблицу».

    В период с 1809 по 1810 гг. Гааз несколько раз бывает на Кавказе. Первый раз с семьей Мухановых и всего на 15 дней, второй раз вместе с Фитингофами пробыл там три месяца. Итогом этих поездок стало не только поправление здоровья самого Гааза, что было одной из причин совершить эти путешествия, но и труд, изданный в Москве в 1811 г. на французском языке под названием «Моя поездка в Александровские воды в 1809 и 1810 гг.».

    Период жизни Гааза с 1812 по 1814 гг. изучен несколько хуже. Известно, что Гааз еще в 1812 г. подал прошение об отставке из Павловской больницы. В 1814 г. он стал военным врачом и оказался с действующей армией в Европе, где и узнал о тяжелом состоянии своей отца. Гааз навестил умирающего старика и в 1815 г. вернулся в Москву, которую уже не покидал до самой смерти.

    В 1828 г. в жизни Гааза происходит еще одно судьбоносное событие – он по просьбе генерал-губернатора кн. Д. В. Голицына входит в состав губернского попечительства о тюрьмах в качестве врача московских тюрем. До этого Гааз успел заняться исследованием минеральных источников и соляных вод, написать несколько работ об неизученном к тому времени заболевании крупом, побывать штадт-физиком Московской медицинской конторы и членом комитета по организации глазной больницы в Москве.

    С 1828 г. деятельность Гааза по большей части будет связана с проблемами тюремного обращения и оснащения. Здесь и развернулась уже целиком вся его филантропическая и благотворительная деятельность: «Особенное попечение о всех ссыльных принял на себя член Комиссии доктор Гааз, который и по обязанности своей, и по собственному чувству христианского человеколюбия был ходатаем за них во всем, что могло поспешествовать улучшению их нравственности и здоровья, содержания одежды, заковки в кандалы и вообще законному облегчению их участи». Однако более подробно об этом будет сказано дальше, здесь мы лишь ограничимся общими сведениями.

    Как и во время эпидемии заболевания крупом в 1813-1816 гг., Гааз принимает деятельное участие в борьбе с эпидемией холеры в Москве в 1830 и 1847-1848 гг. Гааз становится главным врачом московских тюрем, а в 1844 г. способствует организации Московской Полицейской больницы для бесприютных, живя с тех пор при ней.

    В 1852 г. Гааз пишет завещание. Связано это с тем, что Гааз фактически остался без денег, причиной чему стала его доверчивость людям – он безотказно отдавал средства на многочисленные просьбы о благотворительности. В 1853 г. 16 августа Гааз умер и был похоронен на Введенском кладбище, при этом на похоронах присутствовало около 20000 человек.

    Сергей Филин



    Reply Follow