• ​Латинфундии реальные и мнимые

    К нам в редакцию пришел Александр Сагайдак - доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономики и организации сельскохозяйственного производства Государственного университета по землеустройству, чтобы ответить на следующие вопросы: В настоящее время очень много говорят об агрохолдингах, об их роли в развитии сельского хозяйства. Являются ли они современными латифундиями? Препятствуют ли они развитию крестьянских (фермерских) хозяйств? Какова их роль в обеспечении продовольственной безопасности страны?

    В Послании Федеральному собранию Российской Федерации от 1 марта 2018 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин сказал: «Хочу подчеркнуть: развитие АПК, безусловно, во многом связано с крупным товарным производством, но это не должно идти в ущерб интересам малых хозяйств, людей, которые в них работают.»1

    В связи с этим современных условиях особую актуальность приобретает импортозамещение, повышение эффективности сельского хозяйства, обеспечение устойчивого развития сельскохозяйственного производства, достижение продовольственной безопасности страны, что также вытекает из положений и требований Федерального закона Российской Федерации «О развитии сельского хозяйства» №264-ФЗ от 29 декабря 2006 г. и Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 гг.

    Решение этой задачи невозможно без консолидации земель, которая непосредственно связана с развитием отношений земельной собственности.

    Земельная собственность представляет собой исторически определенную форму экономических отношений по поводу присвоения земли как средства производства конкретными лицами или их группами.

    Земельные отношения выражают целый комплекс отношений между людьми, складывающихся в воспроизводственном процессе в сельском хозяйстве по поводу земли как объекта собственности и объекта хозяйствования.

    Земельная собственность как экономическая категория представляет собой «совокупность прав на землю», где каждая «составная часть» играет роль отдельного права.

    Количество прав на землю, включаемых в понятие земельной собственности является неограниченным. Однако наиболее важными из них выступают владение, пользование и распоряжение.

    Классическая система земельных отношений предполагает наличие двух основных субъектов этих отношений - «земельного собственника» и «арендатора».

    При этом земельный собственник обладает всей совокупностью прав, тогда как арендатор лишь отдельными правами, например, правом платного пользования землей. При этом данная плата реализуется в форме земельной ренты.

    Развитие отношений земельной собственности в России всегда носило противоречивый, спиралевидный характер, что наглядно проявилось в следующих этапах:

    1. Отмена крепостного права в 1861 г.;

    2. Столыпинская реформа (1906-1917 гг.);

    3. Национализация земли (1917-1918 гг.);

    4. Коллективизация(1928-1940 гг.);

    5. Укрупнение колхозов и преобразование части их них в совхозы (50-60 гг. прошлого века);

    6. Современная земельная реформа (конец 80-х-90-е годы прошлого века).

    Следует подчеркнуть, что за годы проведения современной земельной реформы классическая система отношений земельной собственности так и не была создана.

    По нашему мнению, можно выделить следующие этапы ее реализации:

    1. Внедрение коллективного подряда на основе использования успешного китайского опыта;

    2. Развитие арендных отношений в сельском хозяйстве;

    3. Возникновение крестьянских (фермерских) хозяйств, первоначально функционировавших в рамках колхозов и совхозов;

    4. Реорганизация и приватизация колхозов и совхозов с выделением земельных долей и имущественных паев;

    5. Возникновение крестьянских (фермерских) хозяйств как обособленных сельскохозяйственных товаропроизводителей на основе частной собственности на землю;

    6. Формирование многоукладной экономики в сельском хозяйстве, основанной на многообразии форм собственности и хозяйствования на селе.

    В результате, система отношений земельной собственности в сельском хозяйстве приобрела сложный, запутанный характер, что, в частности, нашло свое выражение в наличии и нерешенности проблемы земельных долей.

    Все это привело к падению эффективности сельскохозяйственного производства, потере продовольственной безопасности страны и экспансии импорта продовольствия.

    В Послании Федеральному собранию Российской Федерации от 1 марта 2018 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин отметил: «Ещё

    в начале 2000-х годов мы серьёзно зависели от поставок импортного продовольствия. Ситуация кардинальным образом изменилась. Сейчас нам предстоит сделать следующий шаг. Уже через четыре года мы планируем поставлять на мировые рынки больший объём продовольствия, чем ввозить в страну.»2

    Необходимость повышения эффективности сельского хозяйства объективно потребовала проведения консолидации земель в отрасли на основе использования экономических методов.

    Современный этап развития земельных отношений в сельском хозяйстве характеризуется консолидацией земельных долей агрохолдингами и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами.

    При этом, как правило, количество крестьянских (фермерских) хозяйств сокращается, а их средний размер увеличивается. Эту тенденцию можно проследить как на федеральном уровне, так и на региональном уровне, например, в Орловской области.

    Однако имеют место и исключения. Так, в Республике Калмыкия четко выражена уникальная тенденция как роста числа крестьянских (фермерских) хозяйств, так и увеличения их среднего размера, что обусловлено особенностями ведения сельскохозяйственного производства в регионе.

    Консолидация земель представляет собой объединение земельных участков, преодоление их мелкоконтурности, ликвидацию чересполосицы, оптимизацию их размеров и конфигурации в целях повышения эффективности сельскохозяйственного производства на основе рационального использования земельных, трудовых, материально-технических и финансовых ресурсов за счет «экономии на масштабе» путем снижения трансакционных издержек.

    При этом имеется мнение о том, что якобы развитие процесса консолидации земель ведет к возникновению так называемого «латифундизма», под которым следует понимать «…систему землевладения, основанную на крупных помещичьих имениях-латифундиях.»3

    Однако при этом не учитывается то, что характерными чертами реального латифундизма являются следующие:

    - наличие монополии крупной частной собственности на землю как на объект собственности в сельском хозяйстве;

    - формирование двух видов монополии на землю в сельском хозяйстве: монополии на землю как на объект собственности и монополии на землю как на объект хозяйства, которые отделены друг от друга и не совпадают между собой;

    - сложность и запутанность земельных отношений и, в первую очередь, арендных, зачастую, обусловленная пережитками рабовладения и феодализма, что выражается, в частности, в существовании отработочной и продуктовой ренты;

    - присвоение собственником земли – помещиком (латифундистом) абсолютной ренты, экономически реализующей его право монополии на землю как на объект частной собственности;

    - несмотря на крупный размер латифундий, внутри них имеет место парцелляризация земли и, следовательно, формирование неблагоприятных организационно-экономических условий ведения сельскохозяйственного производства;

    - техническая и технологическая отсталость сельского хозяйства, вызванная отсутствием у латифундиста и крестьян-арендаторов стимулов для развития сельскохозяйственного производства.

    Вследствие этого, развитие сельского хозяйства в латифундиях идет медленно, неэффективно. При этом воспроизводственный процесс в аграрном секторе может носить, зачастую, простой или даже сокращенный характер.

    Поэтому было бы неправомерно смешивать латифундии и крупное рыночное сельскохозяйственное производство, агрохолдинги, которые выступают в качестве «локомотивов» развития сельского хозяйства.

    В них преобладает, как правило, капиталосберегающий тип расширенного воспроизводства, базирующейся на использовании передовых достижений научно-технического прогресса. Это характерно как для нашей страны, так и зарубежных стран, например, США.

    По данным сельскохозяйственной переписи 2012 г4. количество ферм в сельском хозяйстве США сократилось в 2012 г. по сравнению с 1997 г. на 4,8%, а средний размер хозяйства возрос на 0,7%.

    При этом в 2012 г. по сравнению с 1997 г. число семейных ферм в сельском хозяйстве США сократилось на 4,9%, а количество корпораций, наоборот, возросло на 18%.

    Высокая эффективность крупных агропромышленных формирований, прежде всего, обусловлена еще и тем, что в них, как правило, два вида монополии на землю: как на объект собственности и хозяйствования совпадают между собой, и, тем самым, происходит «исчезновение» абсолютной ренты.

    Было бы также ошибочным противопоставлять, как это, зачастую, имеет место, развитие агрохолдингов и крестьянских (фермерских) хозяйств.

    В условиях многоукладной экономики в сельском хозяйстве, основанной на многообразии форм собственности и хозяйствования на селе, функционирование крестьянских (фермерских) хозяйств в рамках

    агропромышленной интеграции и межхозяйственной кооперации является действенным рычагом повышения эффективности всего аграрного сектора.

    Важнейшим инструментом консолидации земель в сельском хозяйстве выступает рентное регулирование сельскохозяйственного производства.

    Рентное регулирование представляет собой процесс изъятия, перераспределения и использования земельной ренты в целях повышения эффективности сельскохозяйственного производства на основе консолидации земель в аграрном секторе.

    Однако как в теории, так и на практике до сих пор не сформировалось общепризнанной позиции относительно природы и особенностей формирования земельной ренты применительно к современным условиям развития сельского хозяйства.

    По нашему мнению, экономический механизм рентного регулирования сельскохозяйственного производства включает в себя цену земли, земельный налог, арендную плату за землю, ипотечное кредитование и другие регуляторы, имеющих рентную природу.

    Основой осуществления мер по рентному регулированию сельскохозяйственного производства является оценка земли как средства производства и объекта недвижимости в сельском хозяйстве.

    Однако существующие методические подходы к определению так называемой «кадастровой стоимости» сельскохозяйственных земель не соответствуют условиям функционирования аграрного сектора в рамках рыночной экономики, поскольку величины как земельной ренты, так и ссудного процента при ее капитализации являются необоснованными.

    Кроме того, так называемая «кадастровая стоимость», как правило, носит фискальный характер, превышает рыночную цену земли, определяемую соотношением спроса и предложения на земельные участки, что оказывает негативное воздействие на ход процесса расширенного

    воспроизводства в сельском хозяйстве, приток инвестиций в аграрный сектор.

    Более того, так называемая «кадастровая стоимость» сдерживает развитие рынка сельскохозяйственных земель, что препятствует формированию объективной цены земли в сельском хозяйстве и, следовательно, научно обоснованных значений других рентных регуляторов.

    В результате, действующие ставки земельного налога и арендной платы за землю, а также оценки залоговой стоимости земли в аграрном секторе нельзя признать приемлемыми, поскольку в основе их определения лежит так называемая «кадастровая стоимость» сельскохозяйственных земель.

    В Послании Федеральному собранию Российской Федерации от 1 марта 2018 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин поставил задачу: «Нужно уточнить механизмы расчёта налога, а также определения кадастровой стоимости недвижимости.»5

    В связи с этим, по нашему мнению, необходимо осуществить комплекс мер, направленных на совершенствование рентного регулирования в сельском хозяйстве.

    С целью развития рынка сельскохозяйственных земель следует обеспечить расширение аукционной торговли земельными участками из состава земель сельскохозяйственного назначения.

    Стартовые аукционные цены на землю в сельском хозяйстве следует определять на основе соотношения земельной ренты и ссудного процента, а также влияние других макроэкономических факторов, например, уровня инфляции.

    Ставки земельного налога необходимо рассчитывать в определенном проценте исходя из стартовых аукционных цен на землю. При этом, по

    нашему мнению, местным органам власти следует предоставить право дифференцировать ставки земельного налога на земли сельскохозяйственного назначения с учетом локальных условий.

    Размер арендной платы за землю, в свою очередь, должен определяться на основе ставок земельного налога и общественно необходимого уровня доходности, который следует обеспечить земельному собственнику.

    Для привлечения дополнительных инвестиций в сельское хозяйство на основе развития ипотеки, залоговую стоимость сельскохозяйственных угодий было бы целесообразно также рассчитывать в определенном проценте, отражающем банковские риски, например, 60-70 %%, от величины стартовой аукционной цены земли.

    С целью стимулирования формирования оптимальных размеров землепользования и привлечения внешних инвестиций в сельское хозяйство, что в настоящее время является особенно важным и актуальным, на наш взгляд, было бы целесообразно дифференцировать ставки земельного налога для сельскохозяйственных производителей не только в зависимости от плодородия и местоположения земельных участков, но также и от их размера.


    Александр Сагайдак

    Ответить Подписаться