• Серафим (Чичагов), православный святой

    SONY DSC

    Святой Серафим (Чичагов) - в миру Леонид Михайлович Чичагов - родился 9 (21) января 1856 в Санкт-Петербурге. Русский.

    Отец — Михаил Никифорович Чичагов, полковник артиллерии.

    Мать — Мария Николаевна. Принадлежал к одному из наиболее известных дворянских родов Костромской губернии.

    • Учился в Первой Санкт-Петербургской классической гимназии.
    • 1875 г. - , окончил по первому разряду Пажеский корпус. Святой Серафим: «Мы были воспитаны в вере и Православии, но если выходили из корпуса недостаточно проникнутыми церковностью, однако хорошо понимали, что Православие есть сила, крепость и драгоценность нашей возлюбленной родины».
    • Окончил Михайловскую артиллерийскую академию.
    • В 1875 году — поступил в чине подпоручика в 7-ю конно-артиллерийскую бригаду, в связи с её упразднением переведён в 5-ю конно-артиллерийскую бригаду. Был прикомандирован к 1-й Его Величества батарее Гвардейской конно-артиллерийской бригады.
    • В 1876 году — прапорщик, затем подпоручик 1-й Его Величества батареи Гвардейской конно-артиллерийской бригады.
    • В 1877—1878 годах участвовал в русско-турецкой войне.
    • 1878 г. — поручик
    • 1881 г. — штабс-капитан.
    • С 1880 года — адъютант помощника генерал-фельдцейхмейстера генерала графа А. А. Баранцова (генерал-фельдцейхмейстер командовал артиллерией российской армии).
    • В 1881 году был командирован во Францию на манёвры французских войск, изучал устройство французской артиллерии.
    • Принимал участие в решении вопросов о вооружении крепостей на западной границе России и оснащения болгарской армии.
    • В 1890 году уволен в отставку
    • С 1878 года был духовным чадом святого Иоанна Кронштадского, по благословению последнего вышел в отставку и принял 1893 г. духовный сан.
    • 1891 году «для сравнения со сверстниками» произведён в полковники
    • С 1881 года — староста Преображенского собора и ктитор Сергиевского всей Артиллерии собора в Санкт-Петербурге, в селе Клеменьеве самостоятельно изучал богословские науки. Интересовался проблемами народной медицины (автор системы лечения организма лекарствами растительного происхождения, которая изложена им в фундаментальном труде «Медицинские беседы»). Кроме того, подготовил к публикации мемуары адмирала П. В. Чичагова.
    • 26 февраля 1893 года в Московском Синодальном храме Двунадесяти апостолов (в Кремле) был рукоположён в сан диакона;
    • 28 февраля 1893 г. рукоположен в сан священника Кремлевском Успенском кафедральном соборе и приписан к Кремлевской синодальной церкви Двунадесяти Апостолов.
    • На свои деньги реставрировал храм и основал при нём Общество Белого креста, имевшее целью помощь офицерским детям.
    • 1895 г. - овдовел
    • С 14 февраля 1896 года — священник храма Николая Чудотворца в Старом Ваганькове (Москва), окормлял артиллерийские части Московского военного округа. До этого храм в течение тридцати лет был закрыт; о. Леонид на свои деньги реставрировал и его.
    • В 1896 году вышло в свет первое издание составленной им «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», значительная часть которой была посвящена деятельности Серафима Саровского. Посетил этот монастырь, где монахиня Пелагия, помнившая старца Серафима, сказала ему: «Вот хорошо, что ты пришел, я тебя давно поджидаю: преподобный Серафим велел тебе передать, чтобы ты доложил Государю, что наступило время открытия его мощей, прославления». Позднее получил аудиенцию у Императора Николая II, передал ему свою книгу, что способствовало канонизации Серафима Саровского.
    • 14 августа 1898 года пострижен в монашество с именем Серафим.
      В 1899 году был назначен настоятелем суздальского Спасо-Евфимиева монастыря с возведением в сан архимандрита. Занимался реставрацией монастыря, написал житие преподобного Евфимия. При нём было отремонтировано арестантское отделение (предназначавшееся для лиц духовного звания), для узников устроена библиотека, а некоторые из них освобождены по его ходатайству.
      Когда в начале XX века под влиянием либерализации общества встал вопрос о ликвидации монастырской тюрьмы, Владимирский архиепископ Сергий (Спасский) направил в Синод письмо с протестом, указывая, что в таком случае «епископам будет трудно управлять епархиями», и потому он «всеусерднейше просит от себя и за других епископов не закрывать арестантское отделение Суздальского монастыря». Такую точку зрения разделял и тогдашний архимандрит Спасо-Евфимиева монастыря Серафим (Чичагов).
      В 1902 году по повелению Императора и определению Священного синода ему были поручены подготовительные работы к канонизации Серафима Саровского, состоявшейся в 1903 году. Написал житие преподобного, выпустил второе издание «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря». Был одним из организаторов церемонии прославления.
      С 14 февраля 1904 года — настоятель Вoскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, за короткое время реставрировал Воскресенский собор этого монастыря.
    • 10 апреля 1905 года года в Успенском соборе Московского Кремля митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) и другими архиереями хиротонисан в епископа Сухумского.
    • С 6 февраля 1906 года — епископ Орловский и Севский. При нём в епархии были учреждены церковно-приходские советы. Распространял среди духовенства духовную литературу, проводил частые собеседования, был известен своей благотворительностью. В 1907 стал присутствующим членом Святейшего Синода, занимался церковно-приходскими вопросами.
    • С 16 сентября 1908 года — епископ Кишинёвский и Хотинский.
    • 16 мая 1912 года возведён в сан архиепископа. Боролся с «иннокентьевщиной» — распространённым в епархии антицерковным движением. Выступал за сохранение «чистого молдавского языка» в богослужении, против распространения «культурного румынского языка», которому обучали молдаван сепаратисты.
    • В 1911 году был почётным председателем Всероссийского Съезда Русских Людей в Москве.
    • С 20 марта 1914 года — архиепископ Тверской и Кашинский; прибыл в Тверь 20 апреля 1914 года. В период Первой мировой войны участвовал в мероприятиях по организации помощи беженцам и по оснащению необходимыми средствами госпиталей и санитарных поездов, призывал епархиальный клир вступать в ряды военного духовенства, а приходских причетников — идти на военную службу. Собирал пожертвования для раненых воинов.
    • 29 февраля 1916 избран членом Государственного совета от монашествующего духовенства. Входил в Правую группу, был членом комиссии по делам народного просвещения.
    • В 1917 году как монархист был уволен с Тверской архиерейской кафедры.
    • Участвовал в работе Поместного Собора 1917—1918 годов в Москве.
    • С 17 сентября 1918 года — митрополит Варшавский и Привислинский; из-за германской оккупации Польши не смог выехать в Варшаву, жил в Черниговском скиту Троице-Сергиевой лавры.
    • С 1920 года — в Москве, где служил в различных храмах.
    • 24 июня 1921 года было издано постановление судебной тройки ВЧК о его заключении в концлагерь сроком на два года по обвинению в том, что в случае предполагавшегося выезда в Польшу он намеревался «координировать — против русских трудящихся масс — за границей фронт низверженных российских помещиков и капиталистов под флагом дружины друзей Иисуса».
    • Арестован 21 сентября 1921 г., заключён в Таганскую тюрьму. Тяжело заболел, и 16 января 1922 года был освобождён.
    • 25 апреля 1922 года решением судебной коллегии ГПУ выслан в Архангельскую область.
    • В марте 1923 года выслан в Марийскую область.
    • 16 апреля 1924 года вновь арестован по обвинению в организации прославления преподобного Серафима Саровского в 1903 году.
    • 14 июля 1924 г. освобождён из-под стражи по ходатайству Патриарха Тихона, но был вынужден покинуть Москву. Жил в Воскресенском Феодоровском монастыре под городом Шуя на покое.
    • В 1927 году признал власть Заместителя Патриаршего Местоблюстителя — митрополита Сергия (Страгородского) и поддержал его декларацию
    • С 23 февраля 1928 года — митрополит Ленинградский и Гдовский. Боролся как с жуликами-обновленцами, так и с «правой» оппозицией митрополиту Сергию (Страгородскому) в лице весьма сильной в Санкт-Петрбурге партией иосифлян. Первое богослужение в Санкт-Петрбурге совершил 18 марта в Спасо-Преображенском соборе, где прежде был ктитором; последнее — там же 24 октября 1933 года. В его управление Ленинградской епархией в Ленинграде состоялось первое массовое закрытие крупных приходских храмов (некоторые из них тут же большевики демонстративно варварски снесли), в феврале 1932 были арестованы, а затем высланы практически все монашествующие. В 1931 году целиком «безбожным» стал Кронштадт — все храмы города закрыли, всё духовенство выслали. При паспортизации городского населения не получил прописку в Санкт-Петрбурге и был вынужден выехать в Тихвин.
    • 14 октября 1933 года уволен на покой.
    • В 1933—1934 годах жил в Москве: некоторое время в резиденции митрополита Сергия в Бауманском переулке (ныне - часть Бауманской улицы в Басмсанном районе) близ Богоявленского собора в Елохове
    • Затем жил в посёлке Малаховке, снимая две комнаты у еврейской семьи. Сочинял церковную музыку, никогда не расставался с фисгармонией (уже после канонизации, в 1999 году было впервые публично исполнено его сочинение «Листки из музыкального дневника»). Большое внимание уделял церковному пению. Хорошо рисовал, занимался иконописью. Автор образов Спасителя в белом хитоне и преподобного Серафима, молящегося на камне, находящихся в московской церкви во имя пророка Божия Илии, что в Обыденном переулке.
    • 30 ноября 1937 года арестован, был вынесен из дома на носилках и доставлен в Таганскую тюрьму, из-за невозможности из-за тяжёлой болезни перевезти его в арестантской машине, в машине «скорой помощи». При аресте у него были изъяты рукопись второго тома «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», книги, музыкальные произведения, иконы, облачения.
      На допросе 3 декабря отрицал, что «обрабатывал в антисоветском духе» своих почитателей. Один из свидетелей по его делу показал, что митрополит Серафим говорил: «Вы из истории хорошо знаете, что и раньше были гонения на христианство, но чем оно кончалось, торжеством христианства, так будет и с этим гонением — оно тоже кончится, и Православная Церковь снова будет восстановлена и православная вера восторжествует».
    • 7 декабря 1937 года тройка УНКВД по Московской области приняла постановление о его расстреле по обвинению в «контрреволюционной монархической агитации».
    • Расстрелян 11 декабря 1937 г. на Бутовском полигоне под Москвой
    • 10 ноября 1988 г. - реабилитирован.
    • В 1997 году Архиерейским собором Русской Православной Церкви причислен к лику святых как новомученик.

    Супруга (с 8 апреля 1879 года) — Наталия Николаевна Дохтурова, дочь камергера двора Его Императорского Величества. Скончалась в 1895 году.
    Дочери — Вера, Наталия, Леонида, Екатерина.

    Полковник

    Праздник святому Серафиму установлен 28 ноября по юлианскому календарю)

    29 сентября 2011 года в Твери на Третьем Всероссийском съезде православных врачей имя святого Серафима было внесено в Золотую книгу Санкт-Петербурга

    Государственные награды:

    • орден св. Станислава II степени (1881)
    • орден св. Станислава III степени с мечами и бантом (за переход через Балканы 13 декабря — 19 декабря 1877 года)
    • орден св. Анны I степени (1906) - "за организацию приходской жизни в епархии "
    • орден св. Анны II степени (1884)
    • орден св. Анны III степени с мечами и бантом (за сражение под Филиппополем 3 января — 5 января 1878 года)
    • орден св. Анны IV степени с надписью «За храбрость» (за отличие в сражениях под Горным Дубняком 12 октября и Телишем 16 октября 1877 года)
    • сабля с дарственной надписью от Императора (за осаду и взятие Плевны)
    • медали

    Награды других стран:

    • орденом Христа Спасителя II степени - Греция
    • орденом св. Александра «За гражданские заслуги» II степени (1896 ?) - Болгария
    • орден св. Александра III степени (1883) - Болгария
    • орден Данилы Первого IV степени (1882) - Черногория
    • Кавалерский крест ордена Почётного легиона (1882) - Франция
    • Железный крест (1883) - Румыния

    Сочинения:

    • Французская артиллерия в 1882 году // Артиллерийский журнал. — 1883. — № 6, 8.
    • Доблести русских воинов (описание из прошлой войны. Описание отдельных подвигов 1877—1878 гг.) Вып. I—II, изд. 3-е, СПб, 1891.
    • Дневник пребывания Императора Александра II в Дунайской армии 1877—1978 г. СПб, 1885; СПб, 1995.
    • Что служит основанием каждой науке. — М., 1890.
    • Медицинские беседы ч. I—II. М.1892. ч. III—IV. M. 1895.
    • Краткое содержание летописи Серафимо-Дивеевского монастыря. — М., 1896.
    • Зосимова пустынь во имя Смоленской Божьей Матери. Летописный очерк. — М., 1899.
    • Житие преп. Серафима Саровского чудотворца СПб, 1903, 2-е изд.
    • Житие Ефимия преп. священно-архимандрита Суздальского чудотворца. — СПб., 1904.
    • Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии Ардатовского уезда. М., 1896; СПб, 1903; Краснодар, 1991
    • В 1993 году в Санкт-Петербурге вышел в свет двухтомник
    • «Да будет воля Твоя», - СПБ., 1993 в 2-х томах
    • «Да будет воля Твоя», - М., 2003

    Святой Серафим (Чичагов) о прославлении преподобного Серафима Саровского:

    «Когда после довольно долгой государственной службы я сделался священником в небольшой церкви за Румянцевским музеем, мне захотелось съездить в Саровскую пустынь, место подвигов преподобного Серафима, тогда еще не прославленного, и когда наступило лето — поехал туда. Саровская пустынь произвела на меня сильное впечатление. Я провел там несколько дней в молитве и посещал все места, где подвизался преподобный Серафим. Оттуда перебрался в Дивеевский монастырь, где мне очень понравилось и многое напоминало о преподобном Серафиме, так заботившемся о дивеевских сестрах. Игумения приняла меня очень приветливо, много со мной беседовала и, между прочим, сказала, что в монастыре живут три лица, которые помнят Преподобного: две старицы-монахини и монахиня Пелагея (в миру Паша, фамилия по Летописи не установлена — прим, составителя). Особенно хорошо помнит его Паша, пользовавшаяся любовью Преподобного и бывшая с ним в постоянном общении. Я выразил желание ее навестить, чтобы услышать что-либо о Преподобном из ее уст. Меня проводили к домику, где жила Паша. Едва я вошел к ней, как Паша, лежавшая в постели (она была очень старая и больная), воскликнула:

    — Вот хорошо, что ты пришел, я тебя давно поджидаю: преподобный Серафим велел тебе передать, чтобы ты доложил Государю, что наступило время открытия его мощей и прославления.

    Я ответил Паше, что по своему общественному положению не могу быть принятым Государем и передать ему в уста то, что она мне поручает. Меня сочтут за сумасшедшего, если я начну домогаться быть принятым Императором. Я не могу сделать то, о чем она меня просит.

    На это Паша сказала:

    — Я ничего не знаю, передала только то, что мне повелел Преподобный.

    В смущении я покинул келью старицы. После нее я пошел к двумя монахиням, помнившим Преподобного. Они жили вместе и друг за другом ухаживали. Одна была слепая, а другая вся скрюченная и с трудом передвигавшаяся по комнате: она заведовала прежде квасоварней и как-то передвигала в погреб по ступенькам лестницы тяжелую бочку с квасом, полетела вниз, и вслед за нею бочка, ударившая ее по средним позвонкам спинного хребта всею своею тяжестью. Обе они были большие молитвенницы, слепая монахиня постоянно молилась за усопших, при сем души их являлись к ней, и она видела их духовными очами. Кое-что она могла сообщить о Преподобном.

    Перед отъездом в Сaров я был у о. Иоанна Кронштадсткого, который, передавая мне пять рублей, сказал:

    — Вот прислали мне пять рублей и просят келейно молиться за самоубийцу: может быть, вы встретите какого-нибудь нуждающегося священника, который бы согласился молиться за несчастного.

    Придя к монахиням, я прочитал перед слепой записочку, в которую вложил пять рублей, данных мне о. Иоанном. Помимо этого я назвал имя своей покойной матери и просил молиться за нее. В ответ услышал:

    — Придите за ответом через три дня.

    Когда я пришел в назначенное время, то получил ответ:
    — Была у меня матушка ваша, она такая маленькая, маленькая, а с ней ангелочек приходил.

    Я вспомнил, что моя младшая сестра скончалась трех лет.

    — А вот другой человек, за которого я молилась, тот такой громадный, но он меня боится, все убегает. Ой, смотрите, не самоубийца ли он?

    Мне пришлось сознаться, что он действительно самоубийца и рассказал про беседу с о. Иоанном.

    Вскоре я уехал из Дивеевского монастыря и, возвращаясь в Москву, невольно обдумывал слова Паши. В Москве они опять пришли мне в голову, и вдруг однажды меня пронзила мысль, что ведь можно записать все, что рассказывали о преподобном Серафиме помнившие его монахини, разыскать других лиц из современников Преподобного и расспросить их о нем, ознакомиться с архивами Саровской пустыни и Дивеевского монастыря и заимствовать оттуда все, что относится к жизни Преподобного и последующего после его кончины периода. Привести весь этот материал в систему и хронологический порядок, затем этот труд, основанный не только на воспоминаниях, но и на фактических данных и документах, дающих полную картину жизни и подвигов преподобного Серафима и значение его для религиозной жизни народа, напечатать и поднести Императору, чем и будет исполнена воля Преподобного, переданная мне в категорической форме Пашей. Такое решение еще подкреплялось тем соображением, что царская семья, как было известно, собираясь за вечерним чаем, читала вслух книги богословского содержания, и я надеялся, что и моя книга будет прочитана.

    Таким образом зародилась мысль о Летописи.

    Для приведения ее в исполнение я вскоре взял отпуск и снова отправился в Дивеево. Там мне был предоставлен архив монастыря, так же как и в Саровской пустыни. Но прежде всего я отправился к Паше и стал расспрашивать ее обо всех известных эпизодах жизни Преподобного, тщательно записывал все, что она передавала мне, а потом ей записи прочитывал. Она находила все записанное правильным и наконец сказала:

    — Все, что помню о Преподобном, тебе рассказала и хорошо ты и верно записал.

    В это время игумения Дивеевского монастыря отправилась в Нижний Новгород на ярмарку, чтобы закупить годовой запас рыбы для монастыря, а когда я в ее отсутствие пожелал навестить Пашу, то застал ее совершенно больной и страшно слабой. Я решил, что дни ее сочтены. Вот, думалось мне, исполнила волю Преподобного и теперь умирает. Свое впечатление я поспешил передать матери казначее, но она ответила:

    — Не беспокойтесь, батюшка, без благословения матушки игумении Паша не умрет.

    Через неделю игумения приехала с ярмарки и я тотчас пошел сообщить о своих опасениях относительно Прасковии, уговаривая ее немедленно сходить к умирающей, дабы проститься с ней и узнать ее последнюю волю, иначе будет поздно.

    — Что вы, батюшка, что вы, — ответила она, — я только приехала, устала: не успела осмотреться; вот отдохну, приведу в порядок все, тогда и пойду к Паше.

    Через два дня мы пошли вместе к Паше. Она обрадовалась, увидя игумению. Они вспомнили старое, поплакали, обнялись и поцеловались. Наконец игумения встала и сказала:

    — Ну, Паша, теперь благословляю тебя умереть.

    Спустя три часа я уже служил по блаженной Параскеве первую панихиду.

    Возвратившись в Москву с собранным материалом о преподобном Серафиме, я немедленно приступил к своему труду. Вскоре я овдовел и принял монашество с именем Серафима, избрав его своим небесным покровителем. Летопись была издана в 1896 году и преподнесена Государю, что повлияло на решение вопроса о прославлении преподобного Серафима».

    Священномучиниче Серафиме, млои Бога о нас!

    Ответить Подписаться