• Жители Басманного района почтили память бойцов 7-й Бауманской дивизии народного ополчения

    12 октября 2016 года руководство и жители Басманного района побывали на 241 километре Минского шоссе под Вязьмой, где почтили память бойцов 7-й Бауманской дивизии народного ополчения, погибшей здесь почти в полном составе ровно 75 лет назад - 12 октября 1941 года.

    Об этом прекрасную статью опубликовали в газете "Вечерняя Москва" под названием "Бауманский рубеж. Земляки почтили память ополченцев, погибших здесь ровно 75 лет назад".

    Под Вязьмой с военных времен не вспахивают поля. Слишком много металла все еще хранит земля, по которой на Москву шли танковые клинья вермахта. Именно на этих рубежах на пути немцев встали ополченцы-бауманцы — 12 тысяч штыков. К вечеру 12 октября в живых осталось лишь менее двух тысяч. Из окружения смогло выйти и того меньше.

    Вспомнить героев к мемориалу 7-й Бауманской дивизии приехали их земляки из Басманного района Москвы, столичные чиновники, учащиеся школы № 353, где формировалось соединение и где до сих пор работает музей памяти дивизии. И, конечно же, здесь побывали потомки знаменитых ополченцев.

    Орден ополченца

    Одной из первых к мемориалу павшим воинам подходит Людмила Снегирева, член первичной организации № 11 Совета ветеранов Басманного района. Она кладет у гранитного постамента две гвоздики и долго молчит, думая о чем-то своем. Ее свекор, Илья Алексеевич Снегирев, воевал под Вязьмой. К счастью, выжил.

    — Илья Алексеевич был тяжело ранен в начале октября — попал под минометный обстрел, получил несколько осколков, — вспоминает Людмила. — Остатки дивизии, воевавшей с сентября, на тот момент еще не успели попасть в окружение под Вязьмой, и моего родственника смогли вывезти в Москву. Мой муж, сын Ильи Алексеевича, рассказывал, что вся семья тогда была уверена: это ранение спасло его жизнь. Его комиссовали.

    Илья Снегирев не любил рассказывать родным о войне. Но он был награжден орденом Славы II степени. Представляли его и к III степени, но наградные документы затерялись где-то в архивах. Незадолго до своей смерти Илья Алексеевич писал письма в различные ведомства, пытался разыскать свой орден. Но найти не успел — он скончался в 1978 году.

    — Нам приходили письма из архивов, — рассказывает Людмила Снегирева. — Нас просили предоставить дополнительные сведения, но нам тогда было не до этого. А сейчас нужно, наверное, восстановить справедливость.

    У памятника погибшим ополченцам проходит митинг. Слово берет глава муниципального округа Вяземского района Инна Демидова — она передает председателю Совета депутатов Басманного района Геннадию Аничкину капсулу с вяземской землей. Ее установят 14 октября на площади Разгуляй в Москве рядом со столичным памятником 7-й Бауманской дивизии. Для многих потомков павших воинов эта земля останется единственной памятью о близких.

    После митинга столичная делегация отправляется в Богородицкий музей, посвященный Вяземской битве. По дороге разговариваем с москвичом Владиленом Чирковым.

    — В этих местах погиб мой отец Павел Федорович Чирков, — вспоминает сын ополченца. — Он был политруком в 7-й дивизии. Представляете, он был отцом пятерых детей! Из-за этого был снят с воинского учета и признан непригодным к военной службе в строевых частях. Но остаться в стороне отец не мог, поэтому пошел в ополчение. А до этого преподавал в вузе. Мама рассказывала, что, когда отец уходил на фронт, поцеловал всех детей и пообещал, что немцы не пройдут. И враг действительно не прошел.

    Владилен Чирков делает паузу, погружаясь куда-то в глубь своих воспоминаний. И спустя минуту продолжает:

    — Знаете, мне иногда кажется, что я помню тот последний отеческий поцелуй...

    Reply Follow